ему точн о понравилась - да, опять за свое!) Умник мой лежит весь забинтованный, смешной такой! Обрадовался (я по глазам видела!)... "Я", - говорю, - теперь студентка, я все тебе начерчу сама..." А он улыбается А я - реветь, как дура!

"О женщина, летающая трудно! 
Лицо твое светло, жил
темно, но многолюдно, 
Ты смотришься в оконное cтекло...

О женщина, глядящая тоскливо!
Мужчина нехорош, дитя сопливо... 
Часы на кухне тикают сонливо -
Не уж-то твое время истекло?

Ты полетишь над домом и над дымом. 
Ты полетишь над Прагою и над Римом, 
И тот еще окажется счастливым, 
Кто издали приметит твой полет...

Пусть в комнате твоей сегодня душно, 
Запомни - ты прекрасна, ты воздушна, 
Ты только струям воздуха послушна -
Не бойся, все с тобой произойдет!"

Использованы стихи Вероники Долиной.

Есенин

ПОМОГИТЕ МНЕ РОДИТЬСЯ

ДИАЛОГ С СОБСТВЕННЫМ ОТРАЖЕНИЕМ

- Чему удивляетесь - я зеркало вашей души
- Истина то, во что я верю
- Не отпускайте моей руки, ведь я еще не родилась...

Когда-то считалось, что нечто незримое и всемогущее заполняет наш реальный мир. Это "Нечто" зовется ЭФИР. Попадая туда, им себя заполняешь и знаешь, что плывешь ниоткуда, плывешь в никуда. Ты, как живой, во всех зеркалах отразишься, а в руках у тебя лишь песок да вода... Тебя здесь давно уже нет, да и не было вовсе...

А поток мчится вдаль, летит!.. И каждый странник - маленький вихрь на его пути. Вода, постой! Дай взглянуть в тебя, скажи, где я? 

" В огромном городе моем - ночь.
Из дома сонного иду прочь. 
И люди думают: жена, дочь, -
А я запомнила одно: ночь.

Огни, как нитки золотых бус, 
Ночного листика во рту - вкус. 
Освободите от дневных уз,
Друзья, поймите, что я вам снюсь. "

Мне говорят - проснись пташечка, открой глаза - день на дворе! Зачем мне ваш день - я ночная птица, открою глаза и не увижу ничего кроме грохочущих "Железных Драконов", несущихся сплошным потоком мне навстречу. Пестрота огней - глазам больно. И это ваш реальные мир?..

А ну-ка, что здесь на обочине? Как красиво! Пожалуй, ради этого стоило проснуться! "Несерьезно", - говорите? А что серьезно? Нагребать в решето песок? "Дурацкие шутки?" - отчего ж. Вот ты, куда спешишь? Торопишься набрать полные руки того, что другие называют благом, чтоб потом вновь рассыпать? И так без конца. Это разве не песок решетом?

Говорите, в движении смысл жизни? Странно... Ведь сама жизнь - движение... Жизнь, где ты? Окна вагонов, дайте взглянуть в вас, скажите, кто я?

"Мировое началось во мгле кочевье:
Это бродят по ночной земле - деревья, 
Это бродят золотым вином - грозди, 
Это странствуют из дома в дом - звезды,
Это реки начинают путь - вспять! 
И мне хочется тебе на грудь - спать."

Ты берешь меня за руку?.. Ты человек, не бог, как странно! Я не буду открывать глаза, ладно? Какая теплая рука! Что значит этот звук? А этот запах? Ночь? Река?.. Я здесь уже была когда-то...Нет, нет, не говори, что не чиста твоя рука, это не страшно, ладно? Вон река - идем! Ее водицею отмою, а пока... Не отпускай моей руки! Ты говоришь, что прозу жизни не смыть водицею реки? Я лучше промолчу на это... 

Только родиться помоги!

Ты говоришь, давно меня знаешь? Просто я - твое отражение, твой собственный свет. Улыбнись - и я улыбнусь, нахмурься - видишь, я уже испугалась... Я обволакиваю тебя, как туман, я - твой собственный контур... (как мне кажется). 
Что? Ты вовсе не таков? Мне лучше знать! Нет?.. Я могу и обидеться...

Глаза родные, дайте захлебнуться вами!

Странно... Кому мешает туман? Говоришь - не видно ни зги. И не понять день или ночь на дворе, а ты по запаху определи - свет и тьма имеют разный аромат... Ну вот, ты тоже перестал существовать...

Ну, кто-нибудь, помогите мне родиться!

"Цыганская страсть разлуки! 
Чуть встретишь - уж рвешься прочь. 
Я лоб уронила в руки 
И думаю, глядя в ночь:

Никто в наших письмах роясь, 
Не понял до глубины, 
Как мы вероломны, то есть -
Как сами себе верны."

Обернись, прохожий, это не шорох осенней листвы - мой голос тебя зовет тоже... Не заметил... Ушел по ступенькам вниз... Не смей, прохожий! Остановись! Отмахнулся и - вниз, как всегда... Никому не нужна высота!

Капли дождя, дайте взглянуть в вас, что же мне делать? Ворчите... "Норовишь деревце повыше срубить? Не высоко ли летаешь, пташечка?"

"Повыше", - дерево, говорите? Но ведь маленькое не удержит, а свет увидеть так хочется! А высоко у меня только мысли летают, чтобы внизу не разбиться о дела. Деревце, дай взобраться на тебя, дай поглядеть с высоты в океан людской!

"Мой день беспутен и нелеп:
У нищего прошу на хлеб, 
Богатому даю на бедность,

В иголку продеваю луч, 
Грабителю вручаю ключ, 
Белилами румяню бледность.

Мне нищий хлеба не дает, 
Богатый денег не берет, 
Луч не вдевается в иголку,

Грабитель входит без ключа,
А дура плачет в три ручья 
Над днем без славы и без толку."

А может хватит ждать "Сильной руки"? - полечу к свету сама. Боже, какой страх... Мгновенья не прошло - я до пят в синяках! Они появляются вновь, не успевают зажить!.. И это вы называете "настоящая жизнь"?! А может просто страшит меня свет, вот и бьюсь меж столбов, как меж бед?.. Пощадите же! Дайте мне руку! - "Нет."

Кажется, я все-таки родилась! Ощущение такое, что слетела, с паровоза на полном ходу, не имея для этого никаких ... оснований. Чего уставились? Зеркал на мне не навешено - один сплошное синяк. Ну ничего, не смертельно. Теперь - в жизнь. А вот и воз! Уже наполнен? И везти некому, кроме меня... (смешно, правда? Ведь слабее меня возчика нет.)

Чуть-чуть напрячься! Неужели сдвинулся? Теперь вперед, по прямой, быстрее... что?! Как вы смеете меня погонять?! Вы что не видите, я вся в синяках! Или везите сами или ... понятно? А советовать будете, когда спрошу! Кряк! Колесо сломалось... чего уставились?! Ишь, отдыхать расселись, а я одна за всех работаю - идите вы ...!

Да, Да... Без вас знаю - отдышусь, остыну - найду, кто колесо починит - дальше воз поволоку... 

Уберите зеркала! Мне противно на себя смотреть, вы спросили, "награда"? Как всегда - из двух пирожков выберу средний, а также волшебное чувство удовлетворения... Смеетесь? Как вы смеете смеяться, поводыри мои! Говорили: "Открой глаза! Спустись вниз!" Лгали вы все про "настоящую жизнь".

"Когда я гляжу на летящие листья, 
Слетающие на булыжный торец,
Сметаемые, - как художника кистью, 
Картину кончающего наконец,

Я думаю (уж никому не по нраву 
Ни стан мой, ни весь мой задумчивый вид)
Что явственно желтый, решительно ржавый 
Один такой лист на вершине забыт."

Нет, хватит тяжких поклаж и сломанных колес, хватит синяков и презренья дураков - уйду обратно в свой "монастырь". Да где же он? Его как будто и не было вовсе, да и часы мои сломались...

Эй, окна домов, дайте наглядеться в вас! Я нравлюсь вам?

Скажите, зачем я?

Мне войти? Ну вот я и в гостях. Как ?! Мой бокал еще пуст? Во что же я буду смотреться? Желаю побродить, как молодое вино! Стану плескаться в ваших бокалах, расточая смех, упиваясь вашим блеском глаз. Только не смотрите на меня в упор! Это вовсе не слезы... Это просто брызги мишуры... Фейерверк закружит нас и я, наконец, утоплю в бокале свои сомнения и страхи!

Вот так дряхлеть во цвете лет 
Сподручней мне и днем и ночью 
Лицом изображая свет,
Улыбкой голову мороча...

И как последний амулет
Во сне незрима и легка 
/поводырей давно уж нет/, 
Но в путь ведет ТВОЯ рука...

Кто ты, грустный человек? Не гляди на меня с укором! У тебя черные глаза? Но ведь я помню их голубыми... Давно не заглядывала - вот они и почернели... Упрекаешь, что ношу чужое платье? Говоришь, мне моё к лицу? Но у меня нет МОЕГО платья. Подари мне его! Возьми меня за руку! Нарисуй мне дом!

"Не самозванка - я пришла домой, 
И не служанка - мне не надо хлеба. 
Я - страсть твоя, воскресный отдых твой, 
Твой день седьмой, твое седьмое небо."

Почему ты хмуришься? Ты ошибся? Не узнаешь меня? Ты же сам подарил мне это платье! Да, ты прав: в нарисованном доме не живут. А где живут?

"Дробясь о гранитные ваши колена, 
Я с каждой волной воскресаю! 
Да здравствует пена - веселая пена -
Высокая пена морская!"

Есть такой цветок "Перекати поле", он катится по воле ветра и не может остановиться сам. Цепляется за все на своем пути, вновь уносится ветром, оставляя где-то кому-то часть себя... Если ветер стихнет, пустит корни, прорастет, но тогда уже перестанет быть цветком "Перекати поле"... Вперед, "Перекати поле", - вон дорога - обернись ею и лети, лети! Мир бесконечен...

"Я ушла гулять по городу 
Слушать ветер и безветрие
Тихий дождик пусть размоет 
И сотрет мои следы.

Не ищи меня, пожалуйста, 
Потому, что больше нет меня -
Я ушла в вечерний город, 
В царство грез и темноты."

Стихи Марины Цветаевой (последнее - Веры Матвеевой, без кавычек - автора описаний)

Максим

Мой сад, или о пользе контрастного душа

 - В словах точность - в делах отточенность
 - Я решу, во что вам верить
 - Помогите мне взлететь

"Эта  женщина вышла из пены морской
Но она преисполнена воли такой,
Что внушает блаженный покой."

Вы никогда не пробовали утром перед работой сделать несколько простых упражнений, пробежаться почти раздетой по легкому морозцу и принять бодрящую влагу контрастного душа? Очень рекомендую! Располагайтесь поудобнее и включайте теплую воду - сначала согрейтесь, затем чуть холоднее - страшно? Не бойтесь! Затем -  горячую-прегорячую! Она белого цвета, шипит, рвет и обжигает кожу, становится нестерпимо, теряешь способность чувствовать - весело? Смейтесь! Вновь холодную, как лед. Ага! Пошли пупырышки по коже! Забегали иголочки по телу - спокойнее! Чего синеете? Терпите. Вновь включайте горячую - сладко? Холодную - дух захватывает? Горячую... Вы мне еще будете благодарны за рецепт. И так до тех пор, пока не наступит ясность сегодняшнего дня, потом можно и поработать.

"Сошью суровой нитью паруса
И волосы свяжу суровой нитью.
Я вижу ветер там, где небеса
Моих любимых мыслей голоса
Прервали сон, чтоб разбудить к отплытью

Когда плыву за цельным молоком
За хлебом и стиральным порошком,
А рядом парус мой идет пешком, -
Не оттого ль душа моя здорова,
Что нить моей основы так сурова?

Суровой нитью держится мой дух
Он как бы недоступен для разрух."

У каждого человека в жизни должно быть дело, в котором он достигает мастерства, постепенно обгоняя всех (своего рода беговая дорожка). Так сложилось, что работа в саду и стала для меня тем самым делом. Чтобы вырастить цветок, требуется три вещи:

1. Всхожие семена,
2. Плодородная почва
3. Регулярный полив и прополка 
(если интересует подробнее - возьмите книгу по цветоводству и почитайте).

Посадишь зернышко в землю, польешь и ждешь, когда покажется первый росток. Подрыхлишь его, поможешь вылезти на поверхность, снова польешь, снова подрыхлишь. Зарастет сорняками - выдернешь сорняк, прикроешь веточкой от палящего Солнца. Когда появятся первые 5 листьев - отрежешь верхушку, чтобы росло гуще и не так высоко, иначе замучаешься потом подпирать да подвязывать.

Соседи часто заглядываются на мои цветы, перенимают мои методы выращивания (ни у кого из них нет в саду такой полной коллекции растений). А ведь я только выполняю рекомендации специалистов по разведению цветов! (неужели никто не может этого сделать?) Еще должно быть соответствие климату и моим возможностям. А то некоторые восторженные романтики разведут экзотику всем на удивление! Им приятно упиваться щенячьими восторгами в "свой огород". А если заморозок? Или град? Пышные, южные, не приспособленные, как правило, гибнут, а наши северные, скромные - только ярче зацветут.

Нельзя объять необъятное!

Не изделий из теста, не кислых щей
Я люблю всем известный порядок вещей
Если ты зерно, то расти должно.
Расти ввысь, в небеса, юные телеса,
Наливая влагой тугою
Если ты река, то журчи меж скал,
Напои поля - оживет земля,
Золотою, зеленою станет и дорогою
Если ты тростник и к воде приник,
Не шуми и не рвись,
Не тебе эта высь,
Вечно кланяйся воле прибоя.
Если ты соловей - песни пой, в небо верь
И закаты встречай и восходы,
Если ты муравей - ты о близких радей,
Строй для них преогромные своды,
Если Солнце - свети, не сиди взаперти.
Согревай, вдохнови и востребуй,
Чтоб зерно росло, по реке весло
Ударяло, чтобы птицы пели под небом,
Чтобы муравьи рыли рвы свои,
Чтоб тростник шелестел над водою,
Только ты одно разобрать должно,
Кто чего в этой жизни стоит.

По законам вращенья ему
В центре мира торчать одному.

Величье надо выстрадать - гласит древняя мудрость. На чужом горбу в рай не въедешь. Взять, к примеру, мотыльков-однодневок: взлетевши ввысь волею судьбы, бездумно кружась в неистовом танце, они невольно обращают на себя внимание большинства любителей прогулок на природу и даже вызывают восхищение своим белокрылым сверканием. Но стоит перепадом давления собрать даже небольшой атмосферный кулачок и слегка ударить по их юной доверчивости, как от радости и сверкания ничего не останется - любительскому взору предстанут лишь кладбища поломанных крыльев.

"Романтики мучают близких,
О высших томясь идеалах,
И призраки помыслов низких
Им чудятся в слабостях малых

И в ритме таких содроганий
Мечтают, несчастные черти,
На топливе юности ранней
Живьем прокатиться в бессмертие

Но даже беззубая челюсть
И старчества грубая плотность
Не гробят их подлую прелесть
Огонь роковой и полетность"

Кладбище крыльев... Чем манят меня эти прозрачные горы несостоявшегося полета? Может собственным удовлетворением? Никто не смеет глядеть на меня с высоты! (но на кого же мне глядеть в высоту?) Никто не должен видеть, как я прозрачна! Но я должна, превозмогая резь в глазах, взглянуть сверху в самое себя, в собственный черный квадрат! (но горе тому, чей взгляд случайно упадет туда же). Страх и надежда, белое и черное, лед и пламень, а ты торчишь посредине, дрожишь и упиваешься извечной контрастностью бытия и чувствуешь, что именно сейчас распрямишься, взлетишь и увидишь свысока всю прозрачность нелепой геометрической сути своего загадочного тела и не менее загадочной души...

"Да как же, любезный Гораций,
Нам не висеть меж надеждой и страхом?
А волны свободно плавающей тревоги?
А переживания стихийного тела?
А способность любить прекрасное
Самым постыдным образом?...

У меня отвращение к жизни
Не ко всей, лишь к моей единственной.

Воля моя истлела... Пусть мои прекратятся чувства.
Знаешь, как я устроен, что все мои чувства -
Поток непрерывных видений, созвучий картин,
Раскаленно вонзаемых в мозг - наподобие терний..."

И постепенно день за днем бледный, грустный, трогательный до слез курган вчерашнего любовного танца прорастет вновь, но уже завтрашней жадной зеленью, молча пожирая чужие несостоявшиеся надежды, рождая при этом свои будущие реалии.

"Это мы на природу напялили маску бессмертия,
От которой при мысли о смерти - страшнее сто крат!
Пусть отсохшую веточку лижет и кружит и вертит
Краснощекий огонь - это вовсе не смерть, а возврат."

Потому-то в саду моем в жаркое, грозовое лето распускается больше крупных и ярких цветов. Солнце палит их лучами, зелень чернеет, земля трескается, сушь скручивает листья - даже сорняки гибнут - а бутонов на моих растениях видимо-невидимо, будто хотят обмануть саму природу-мать. И тут налетает гроза: вселенский грохот сотрясает иссушенное тело земли, освещая свой разбой накопленным в бездействии электричеством, и нежданные, скользкие, холодные потоки начинают струиться по нечесаным волосам моих измученных жарой питомцев, разбирая их на пряди, срывая слабые и торчащие, заставляя содрогаться при каждом взрыве, каждом ножевом ударе молнии, каждом новом мощном потоке струй! И наступает момент, когда самые крепкие и густые, самые жизнестойкие начинают менять кожу, превращаясь из серой пыли в изумруд. И когда великая сила небесного водоворота будет на исходе, на изумрудном лице их начинают один за другим вспыхивать огненные и снежные, темные и солнечные сгустки! Это напоенная и взбудораженная земля дала серой поросли силы расцвесть. Те, что слабей и нежней, смешались с чернотой земли и, казалось, отдали почве навсегда свое тело, но пройдет день-другой, и они , постепенно поднимая избитые перышки, прогрызая сквозь корку, образованную дождевым потоком, неожиданно поворачивают к небу свое измученное изумрудное лицо.

Зубки острые, мысли звездные,
Как в одной голове умещаетесь?
Зубки острые - все кусать да рвать
Да побольше кусок - заглоти едва
Мысли звездные - в небо глядючи
Нету проку в вас, не прокормите,
Не дадите мне силу могучую -
Только страсть разожжете кипучую.
Та кипучая страсть потечет рекой
Ветхий камень сметет водопадами
И не плыть вам больше спокойной водой
Все отправитесь в круги адовы
И кружась в жерновах, изрыгая крик -
Поднимите вверх очи впалые,
Ты же мохом порос, ты уже старик,
Пусть омоет тебя кровь алая!
Пальцы скрючены протяни в небеса,
Ухвати млечный путь и открой глаза -
И взлетишь ты ввысь, в даль непознанную!
И проплачешь вниз мысли звездные!

Красоту надо заслужить! После этой великой чистки сад и правда становится царский - только фонтанов не хватает.

Когда-то одной из любимых царских забав служил фонтан-Шутиха. Шутихой звался незаметно сидящий в маленькой будочке человек. Любители острых ощущений ходили по телу мертвого фонтана и ждали сюрприза. Постепенно бдительность "любителей" ослабевала - тут-то Шутиха и поворачивала рычаг! Раздавался сладостный пронзительный визг. Люди бежали от Шутихи, ошарашенные, сверкали мокрыми волосами. Их впитавшая влагу одежда липла к бедрам. А вновь оживший фонтан искрился на солнце и, казалось, смеялся над людским простодушием. Быстро обсохнув под жарким летним солнцем, люди вновь нарушали покой молчащего фонтана и снова, как завороженные, ждали... Ведь о намерении Шутихи повернуть рычаг никто никогда не узнает!

Никто никогда не узнает,
Где храню ключи от ларцов души и тела
(но если я захочу...)
Никто никогда не узнает,
Как остры мои мечи, когда пускаю их в дело
(но если я заточу...)
Никто никогда не узнает
Где та ось стучит, что в телеге колеса вертела
(но если я раскручу...)
Никто никогда не узнает,
Кто тот кукольный чин, что за ниточки дергает смело
(но если я закричу...)
Кто там пискнул: "Я выше торчу!" - настучу!
Захочу - заточу, раскручу, закричу -
Я добра вам хочу!
(лишь молчащего проучу!)

Порой удивляешься, как просто и одновременно сложно устроена жизнь. Она как табло железнодорожного вокзала - легко ответит на вопрос - где и когда? Человек спрашивает, табло отвечает. Выбор за вопрошающим. Здесь и сейчас можно сесть только на один поезд, в один вагон и на одно конкретное место. И застучат колеса, закрутятся кадры киноленты, защелкают, сменяя один другим. Каков следующий? Дернешь киноленту с жадным любопытством - и белый кадр сменится черным.

Поезд скрылся за горизонтом. За смотровым стеклом его случайного, вечно сомневающегося пассажира, мелькают бело-черные километровые столбы. Дюжина столбов - остановка - черный или белый полустанок со всеми превратностями погоды, с черно-белым пейзажем за окном.

Сойди на моем полустанке. Стань моим гостем. Насладись моей коллекцией цветов. Полюби температурные контрасты моего импровизированного душа. Вздрогни от колючих веток моих розоцветных. Покрутись до дурноты на моей чертовой карусели. Взамен отдай самое дорогое - твои слезы, твои надежды - это станет лучшим цветком моей коллекции. Поверь, я сумею его вырастить.

"Любови к нам - такое множество,
И времени - такая бездна,
Что только полное ничтожество
Проглотит это безвозмездно."

Использованы стихи Юнны Мориц (без кавычек стихи автора описаний)

  ые люди, другие миры... И ни унылых, ни злых, ни завистливых... И только мерное та-та-та

"И этот симпатичный барабан
Он был зеленый, такой зеленый,
И я подумал так, что я болван,
В него влюбленный, да-да влюбленный.

На ярмарке открыл я балаган,
Не балаган - так, балаганчик.
Мой цирк один лишь номер предлагал:
Мой барабанчик! Я и мой барабанчик!"

Дз-инь-нь-нь!!! Что это? в голове от собственных мыслей звенит что ли? Ой, это же в дверь! Заходи! Совсем забыла! мы же за грибами договорились, а я здесь растанцевалась! Их два брата. Младший - трепло еще то! И все за грибами приглашал. Я, конечно, поломалась сперва, даже кое-что попросила его сделать для меня. Сделал - будьте спокойны! (Он - ягненочек!) А вот старший... все сидит и сидит со своими чертежами- видите ли у него дипломный проект! А сам-то (я это точно подглядела!) в окно все время пялится, когда я там с собакою гуляю. А я нарочно компанию собачников побольше соберу и смеюсь назло ему громко-громко! 

Ну все, меня торопят - электричка уйдет!

стук - стук, стук - стук...
кто ты, мой друг?

Ну почему каждый раз их двое? Двое! Если бы... Я в детстве всегда смеялась, когда мама пела эту песню:

"Когда б мы жили без затей 
Я нарожала бы детей
От всех, кого любила -
Всех видов и мастей.

И, гладя головы птенцов, 
Я вспоминала б их отцов, 
Одних - отцов семейства, 
Других - совсем юнцов."

Такая смешная песня - это про меня! Говорят, на двух стульях не усидишь. Дудки! Усижу.

" Их не коснулась бы нужда, 
Междоусобная вражда -
Уж слишком были б непохожи 
Птенцы того гнезда. "

Вот здорово! Все люди - братья!

"Мудрец научит дурака, 
Как надо жить наверняка.
Дурак пускай научит брата
Вкушать, как жизнь сладка.

Сестра-простушка учит прясть. 
Сестра-воровка учит красть.
Сестра-монашкa их научит 
Молиться, чтобы не пропасть."

Здорово, когда люди могут друг у друга учиться!

"Когда б я сделалась стара, 
Вокруг накрытого стола
Всю дюжину моих потомков
Однажды б собрала.

Как непохож на брата брат 
Но каждый видеть брата рад 
И то, что этим братья схожи 
Дороже во сто крат."

Интересно, он расскажет своему братцу о нашей прогулке? Тот, наверное, расстроится! А этот чудик вздумал со мной объясняться. А я ему - как важная птица, так умно: "Это серьезный шаг. Мы так молоды. Тебе нужно учиться..." И так далее и тому подобное. Ягненочек даже не обиделся - шаловливые ручонки! А я по ручонкам - бац! Халявщик! Ах ты серьезно... Р-раз ему мокрую ветку за шиворот! Взвизгнул! То-то! А опят кругом видимо-невидимо! (Ой! Мы же за грибами приехали!) А вон на той березе - огромный, а вокруг - еще и много-много.. "Достанешь их мне?" - говорю, - "Это - для начала." Полез, дурачок! Ножом их р-раз! Р-раз! У меня аж дух захватило!

"На грибном на коротком веку 
Нужно мужества тяжкое бремя, 
Чтобы бросить под нож грибнику 
Все свое малолетнее племя.

В разговоре об этом грибе 
Я еще не поставила точку 
Можно кучей погибнуть в борьбе, 
Только чтобы не жить в одиночку!"

А теперь- вниз! Внимательнее! Не сюда - вон туда! Куда, дурак! Осторож... Ну вот... Так всегда! Когда люди падают, я почему-то смеюсь, хотя знаю, что им больно. Не ушибся? Ну! Возьми себя в руки! Умница! А руки грибами пахнут...

"Ведь жизнь у нас с тобой сплошной обман:
И ты обманщик и я обманщик
Так заходи, друзья, в мой балаган
"мой барабанчик", где я балаганщик.

Боюсь вот только: если ураган
Однажды ночью сорвет мне крышу,
Уж слишком громко бьет мой барабан 
А вдруг урагана я не услышу?
Нет вдруг урагана я не услышу?"

Как это уезжаешь? Как это "не провожай"? Ты еще об этом пожалеешь! Сегодня же иду на дискотеку в парк - там "отпрысков" полно тусуется. (Один ко мне явно неравнодушен!) Я скажу ему...скажу...

"На мосту, где мы встречались, 
Фонари едва качались. 
Мы ходили по мосту,
Мы любили высоту!

Под мостом, где мы встречались,
Воды быстрые не мчались,
Не гудели корабли - 
Поезда спокойно шли.

Над мостом, где мы прощались, 
С той поры года промчались.
Вот я встану на мосту 
И достану!.. Пустоту."

Я в будни поздно возвращаюсь. Но сегодня - шиш! Пойду на дискотеку! В подъезде неожиданно встретились. Я - разодетая, не подступись! Юбка - короче не бывает! Он (как всегда!) - с чертежом под мышкой. Я - хлоп по чертежу! Выронил от неожиданности. Посмотрел укоризненно и, как всегда, промолчал. "Ты что, немой!" - выкрикнула я. "Нет", - неожиданно улыбнулся он. Наверное дурой меня считает. "Сам дурак..." - прошептала я. Пожал плечами. "Ну и иди к черту!" Остановился растерянный." А знаешь стихи из двенадцати слов и каждое на букву "Ч"?

Вот слушай: 
"Четыре черненьких чумазеньких чертенка 
Чертили черными чернилами ..."

Окликнули снизу. (Это мой новый, тот "крутой") Некогда мне с тобой болтать - меня ждут! Помрачнел! (не будет меня дурой считать) Вообще-то он прав - учиться надо. Вон в Полиграфическом есть факультет для таких, как я... Грубиянка и дура к тому же! 

"Ей в пример подруг приводят -
Образец иных манер. 
Что же глаз с нее не сводит
Этот стройный кавалер?.."

Слушай, а я как раз сегодня пирог испекла... Вкусный-превкусный! А есть некому... Что значит спасибо?! Что ты улыбаешься!? Приходи завтра... Какой зачет!? Да ну тебя...

Не люблю субботу. "Отпрыски" дрыхнут, а я должна сама себя развлекать!? Пойду по батарее... Да, кстати! Эта фурия с седьмого сказала, что у соседа внизу мама больная - вот он и нервничает. (А я своих уже два месяца не видела, скучаю страшно, особенно по младшему братишке, мы раньше ссорились, а теперь... Поеду к ним - накуплю всего!) Спущусь вниз, спрошу, не нужна ли его больном маме моя помощь?

"Богата и щедра, 
Я раздала долги 
И позвала к себе друзей мириться.
Съезжаются ко мне вчерашние враги, 
Твердя, что ссора впредь не повторится.

Богата и щедра,
А дом стоит пустой
И тих, как холостяцкая квартира.
И я драгунский полк Пускаю на постой
И замуж выхожу за командира."

"Езжай туда, туда! Вон к тому подъезду!" (Меня теперь на такой тачке подвозят!) Кто это там стоит? Умник мой ненаглядный! Вот так встреча! Так поздно? Ждет кого-то... кого?!... Ах ты, фурия! Мышь серая! Праведница-монашка! Ну погодите! Оба... А ну-ка, котик, видишь ту "сладкую парочку"? Вперед!!! Какая отличная лужа! Получили?! А ты, чего вылупился?! Я не реву! (Очень надо!) высаживай у подъезда и проваливай! и чтоб я тебя больше не видела 

Одна...

"Была я баба нежная 
А стала баба снежная 
Стою ничьей женою 
Под горкой ледяною.

Была я баба нежная -
А стала баба снежная...
И стою, смеюсь, зареветь боюсь. 
Потому что, я считаю:
Зареву - сейчас растаю."

Вот возьму и умру сейчас... Буду лежать холодная и молчаливая... Ни с кем не буду больше ссориться... А вы соберетесь, поплачете всем миром. Ух как поплачете! Да, а кто всем стол накроет? Кто, кроме меня, еще так вкусно готовит? А кто танцевать... (вот дура, это же поминки!)

"А ты, государь мой, на этом пиру 
Совсем позабыл о белом пере?
Зачем не сказал мне про то, как умру? 
Умру на миру, сгорю на костре."

А мой ненаглядный весь в слезах! А его фифа - "Не плачь! У тебя есть я!" А он ей...

Дудки! Не дождетесь!

Алё? Привет, ягненочек! Давненько ты... Когда приехал?.. Важная шишка, говоришь?.. Как раз сегодня свободна... Приноси обязательно!

"А может так и дальше жить? 
Спешить, грешить, людей смешить, 
Ни шатко и ни валко. 
Да и погода хороша...
Но все болит, болит душа - 
Ее-то вон и жалко."

Наверное его фифа права - мне пора умнеть. Засяду за книги, засяду за книги. Скоро прием на заочный в полиграфический...

У, проклятый "Змей-Горыныч"! (тройной интеграл видите ли!) и тот зануда, что его на доске рисует!.. Он глядит на меня как на... "Как Вы экзамен будете сдавать?" Сдам! Я себе юбку длинную сшила! А карманов в ней...

Три поставил, зараза! Эта мымра с третьей парты тоже все списала! Ей - четыре! А я - права качать. А он сказал, что я... Ну и подавись своей четверкой! Он не имел права спрашивать не по билету! 

Эх, вы, люди! Вам всем на меня наплевать...

"Барабан мой, ты мое прошлое! 
Я юна была и нежна. 
Барабан мой, я стала взрослая -- 
Никому теперь не нужна.

Были палочки две точеные 
Только нужно ли их иметь? 
Милый мой, я теперь ученая, 
Я не стала бы так шуметь.

Я обманутая обманщица, 
И скажу тебе - верь не верь - 
Барабан мой! Я барабанщица, 
Барабаню в чужую дверь."

Фу-ты, ну-ты! Кто же это здесь под дверьми научной цитадели ошивается? Своего любезного ждешь, мышь Серая?! Что мне сперва надо?!.. Да я побольше, чем ты знаю!.. Что?! А получить хочешь?! На!!! Чего орешь?! Я ничего еще не сделала... Сто-о-о-ой!!! На помощь!!!

Откуда он взялся?.. Он кинулся к нам через дорогу... Такой испуганный... Испугался, наверное, что я наделаю глупостей... Хотел защитить меня от... от самой себя...

"Прошу себе не красоты, -
Причины вески.
Смягчи, господь, мои черты! 
Они так резки...

Когда я в зеркало гляжусь -
Зверушкой мелкой
Себе я, господи, кажусь, 
Пугливой белкой."

Эти чертовы Жигули... Теперь ему придется брать академический... Я все для него сделаю! (Только бы простил...)

"Не все же мне девчонкой быть 
Изменчивой и скверной 
Позвольте мне Вас полюбить,
Позвольте быть вам верной!

Я знаю как я поступлю, -
Толкуете как причуду:
Позвольте я Вас полюблю 
Позвольте я Вас полюблю 
Позвольте, верной буду."

Я пришла в больницу и сразу - к главврачу: "Так, мол и так мол.." Короче - наврала с три короба, уговорила. Поверил. Пустил. (Я ему точно, точно понравилась - да, опять за свое!) Умник мой лежит весь забинтованный, смешной такой! Обрадовался (я по глазам видела!)... "Я", - говорю, - теперь студентка, я все тебе начерчу сама..." А он улыбается А я - реветь, как дура!

"О женщина, летающая трудно! 
Лицо твое светло, жилище скудно,
На улице темно, но многолюдно, 
Ты смотришься в оконное cтекло...

О женщина, глядящая тоскливо!
Мужчина нехорош, дитя сопливо... 
Часы на кухне тикают сонливо -
Не уж-то твое время истекло?

Ты полетишь над домом и над дымом. 
Ты полетишь над Прагою и над Римом, 
И тот еще окажется счастливым, 
Кто издали приметит твой полет...

Пусть в комнате твоей сегодня душно, 
Запомни - ты прекрасна, ты воздушна, 
Ты только струям воздуха послушна -
Не бойся, все с тобой произойдет!"

Использованы стихи Вероники Долиной.

Есенин

ПОМОГИТЕ МНЕ РОДИТЬСЯ

ДИАЛОГ С СОБСТВЕННЫМ ОТРАЖЕНИЕМ

- Чему удивляетесь - я зеркало вашей души
- Истина то, во что я верю
- Не отпускайте моей руки, ведь я еще не родилась...

Когда-то считалось, что нечто незримое и всемогущее заполняет наш реальный мир. Это "Нечто" зовется ЭФИР. Попадая туда, им себя заполняешь и знаешь, что плывешь ниоткуда, плывешь в никуда. Ты, как живой, во всех зеркалах отразишься, а в руках у тебя лишь песок да вода... Тебя здесь давно уже нет, да и не было вовсе...

А поток мчится вдаль, летит!.. И каждый странник - маленький вихрь на его пути. Вода, постой! Дай взглянуть в тебя, скажи, где я? 

" В огромном городе моем - ночь.
Из дома сонного иду прочь. 
И люди думают: жена, дочь, -
А я запомнила одно: ночь.

Огни, как нитки золотых бус, 
Ночного листика во рту - вкус. 
Освободите от дневных уз,
Друзья, поймите, что я вам снюсь. "

Мне говорят - проснись пташечка, открой глаза - день на дворе! Зачем мне ваш день - я ночная птица, открою глаза и не увижу ничего кроме грохочущих "Железных Драконов", несущихся сплошным потоком мне навстречу. Пестрота огней - глазам больно. И это ваш реальные мир?..

А ну-ка, что здесь на обочине? Как красиво! Пожалуй, ради этого стоило проснуться! "Несерьезно", - говорите? А что серьезно? Нагребать в решето песок? "Дурацкие шутки?" - отчего ж. Вот ты, куда спешишь? Торопишься набрать полные руки того, что другие называют благом, чтоб потом вновь рассыпать? И так без конца. Это разве не песок решетом?

Говорите, в движении смысл жизни? Странно... Ведь сама жизнь - движение... Жизнь, где ты? Окна вагонов, дайте взглянуть в вас, скажите, кто я?

"Мировое началось во мгле кочевье:
Это бродят по ночной земле - деревья, 
Это бродят золотым вином - грозди, 
Это странствуют из дома в дом - звезды,
Это реки начинают путь - вспять! 
И мне хочется тебе на грудь - спать."

Ты берешь меня за руку?.. Ты человек, не бог, как странно! Я не буду открывать глаза, ладно? Какая теплая рука! Что значит этот звук? А этот запах? Ночь? Река?.. Я здесь уже была когда-то...Нет, нет, не говори, что не чиста твоя рука, это не страшно, ладно? Вон река - идем! Ее водицею отмою, а пока... Не отпускай моей руки! Ты говоришь, что прозу жизни не смыть водицею реки? Я лучше промолчу на это... 

Только родиться помоги!

Ты говоришь, давно меня знаешь? Просто я - твое отражение, твой собственный свет. Улыбнись - и я улыбнусь, нахмурься - видишь, я уже испугалась... Я обволакиваю тебя, как туман, я - твой собственный контур... (как мне кажется). 
Что? Ты вовсе не таков? Мне лучше знать! Нет?.. Я могу и обидеться...

Глаза родные, дайте захлебнуться вами!

Странно... Кому мешает туман? Говоришь - не видно ни зги. И не понять день или ночь на дворе, а ты по запаху определи - свет и тьма имеют разный аромат... Ну вот, ты тоже перестал существовать...

Ну, кто-нибудь, помогите мне родиться!

"Цыганская страсть разлуки! 
Чуть встретишь - уж рвешься прочь. 
Я лоб уронила в руки 
И думаю, глядя в ночь:

Никто в наших письмах роясь, 
Не понял до глубины, 
Как мы вероломны, то есть -
Как сами себе верны."

Обернись, прохожий, это не шорох осенней листвы - мой голос тебя зовет тоже... Не заметил... Ушел по ступенькам вниз... Не смей, прохожий! Остановись! Отмахнулся и - вниз, как всегда... Никому не нужна высота!

Капли дождя, дайте взглянуть в вас, что же мне делать? Ворчите... "Норовишь деревце повыше срубить? Не высоко ли летаешь, пташечка?"

"Повыше", - дерево, говорите? Но ведь маленькое не удержит, а свет увидеть так хочется! А высоко у меня только мысли летают, чтобы внизу не разбиться о дела. Деревце, дай взобраться на тебя, дай поглядеть с высоты в океан людской!

"Мой день беспутен и нелеп:
У нищего прошу на хлеб, 
Богатому даю на бедность,

В иголку продеваю луч, 
Грабителю вручаю ключ, 
Белилами румяню бледность.

Мне нищий хлеба не дает, 
Богатый денег не берет, 
Луч не вдевается в иголку,

Грабитель входит без ключа,
А дура плачет в три ручья 
Над днем без славы и без толку."

А может хватит ждать "Сильной руки"? - полечу к свету сама. Боже, какой страх... Мгновенья не прошло - я до пят в синяках! Они появляются вновь, не успевают зажить!.. И это вы называете "настоящая жизнь"?! А может просто страшит меня свет, вот и бьюсь меж столбов, как меж бед?.. Пощадите же! Дайте мне руку! - "Нет."

Кажется, я все-таки родилась! Ощущение такое, что слетела, с паровоза на полном ходу, не имея для этого никаких ... оснований. Чего уставились? Зеркал на мне не навешено - один сплошное синяк. Ну ничего, не смертельно. Теперь - в жизнь. А вот и воз! Уже наполнен? И везти некому, кроме меня... (смешно, правда? Ведь слабее меня возчика нет.)

Чуть-чуть напрячься! Неужели сдвинулся? Теперь вперед, по прямой, быстрее... что?! Как вы смеете меня погонять?! Вы что не видите, я вся в синяках! Или везите сами или ... понятно? А советовать будете, когда спрошу! Кряк! Колесо сломалось... чего уставились?! Ишь, отдыхать расселись, а я одна за всех работаю - идите вы ...!

Да, Да... Без вас знаю - отдышусь, остыну - найду, кто колесо починит - дальше воз поволоку... 

Уберите зеркала! Мне противно на себя смотреть, вы спросили, "награда"? Как всегда - из двух пирожков выберу средний, а также волшебное чувство удовлетворения... Смеетесь? Как вы смеете смеяться, поводыри мои! Говорили: "Открой глаза! Спустись вниз!" Лгали вы все про "настоящую жизнь".

"Когда я гляжу на летящие листья, 
Слетающие на булыжный торец,
Сметаемые, - как художника кистью, 
Картину кончающего наконец,

Я думаю (уж никому не по нраву 
Ни стан мой, ни весь мой задумчивый вид)
Что явственно желтый, решительно ржавый 
Один такой лист на вершине забыт."

Нет, хватит тяжких поклаж и сломанных колес, хватит синяков и презренья дураков - уйду обратно в свой "монастырь". Да где же он? Его как будто и не было вовсе, да и часы мои сломались...

Эй, окна домов, дайте наглядеться в вас! Я нравлюсь вам?

Скажите, зачем я?

Мне войти? Ну вот я и в гостях. Как ?! Мой бокал еще пуст? Во что же я буду смотреться? Желаю побродить, как молодое вино! Стану плескаться в ваших бокалах, расточая смех, упиваясь вашим блеском глаз. Только не смотрите на меня в упор! Это вовсе не слезы... Это просто брызги мишуры... Фейерверк закружит нас и я, наконец, утоплю в бокале свои сомнения и страхи!

Вот так дряхлеть во цвете лет 
Сподручней мне и днем и ночью 
Лицом изображая свет,
Улыбкой голову мороча...

И как последний амулет
Во сне незрима и легка 
/поводырей давно уж нет/, 
Но в путь ведет ТВОЯ рука...

Кто ты, грустный человек? Не гляди на меня с укором! У тебя черные глаза? Но ведь я помню их голубыми... Давно не заглядывала - вот они и почернели... Упрекаешь, что ношу чужое платье? Говоришь, мне моё к лицу? Но у меня нет МОЕГО платья. Подари мне его! Возьми меня за руку! Нарисуй мне дом!

"Не самозванка - я пришла домой, 
И не служанка - мне не надо хлеба. 
Я - страсть твоя, воскресный отдых твой, 
Твой день седьмой, твое седьмое небо."

Почему ты хмуришься? Ты ошибся? Не узнаешь меня? Ты же сам подарил мне это платье! Да, ты прав: в нарисованном доме не живут. А где живут?

"Дробясь о гранитные ваши колена, 
Я с каждой волной воскресаю! 
Да здравствует пена - веселая пена -
Высокая пена морская!"

Есть такой цветок "Перекати поле", он катится по воле ветра и не может остановиться сам. Цепляется за все на своем пути, вновь уносится ветром, оставляя где-то кому-то часть себя... Если ветер стихнет, пустит корни, прорастет, но тогда уже перестанет быть цветком "Перекати поле"... Вперед, "Перекати поле", - вон дорога - обернись ею и лети, лети! Мир бесконечен...

"Я ушла гулять по городу 
Слушать ветер и безветрие
Тихий дождик пусть размоет 
И сотрет мои следы.

Не ищи меня, пожалуйста, 
Потому, что больше нет меня -
Я ушла в вечерний город, 
В царство грез и темноты."

Стихи Марины Цветаевой (последнее - Веры Матвеевой, без кавычек - автора описаний)

Максим

Мой сад, или о пользе контрастного душа

 - В словах точность - в делах отточенность
 - Я решу, во что вам верить
 - Помогите мне взлететь

"Эта  женщина вышла из пены морской
Но она преисполнена воли такой,
Что внушает блаженный покой."

Вы никогда не пробовали утром перед работой сделать несколько простых упражнений, пробежаться почти раздетой по легкому морозцу и принять бодрящую влагу контрастного душа? Очень рекомендую! Располагайтесь поудобнее и включайте теплую воду - сначала согрейтесь, затем чуть холоднее - страшно? Не бойтесь! Затем -  горячую-прегорячую! Она белого цвета, шипит, рвет и обжигает кожу, становится нестерпимо, теряешь способность чувствовать - весело? Смейтесь! Вновь холодную, как лед. Ага! Пошли пупырышки по коже! Забегали иголочки по телу - спокойнее! Чего синеете? Терпите. Вновь включайте горячую - сладко? Холодную - дух захватывает? Горячую... Вы мне еще будете благодарны за рецепт. И так до тех пор, пока не наступит ясность сегодняшнего дня, потом можно и поработать.

"Сошью суровой нитью паруса
И волосы свяжу суровой нитью.
Я вижу ветер там, где небеса
Моих любимых мыслей голоса
Прервали сон, чтоб разбудить к отплытью

Когда плыву за цельным молоком
За хлебом и стиральным порошком,
А рядом парус мой идет пешком, -
Не оттого ль душа моя здорова,
Что нить моей основы так сурова?

Суровой нитью держится мой дух
Он как бы недоступен для разрух."

У каждого человека в жизни должно быть дело, в котором он достигает мастерства, постепенно обгоняя всех (своего рода беговая дорожка). Так сложилось, что работа в саду и стала для меня тем самым делом. Чтобы вырастить цветок, требуется три вещи:

1. Всхожие семена,
2. Плодородная почва
3. Регулярный полив и прополка 
(если интересует подробнее - возьмите книгу по цветоводству и почитайте).

Посадишь зернышко в землю, польешь и ждешь, когда покажется первый росток. Подрыхлишь его, поможешь вылезти на поверхность, снова польешь, снова подрыхлишь. Зарастет сорняками - выдернешь сорняк, прикроешь веточкой от палящего Солнца. Когда появятся первые 5 листьев - отрежешь верхушку, чтобы росло гуще и не так высоко, иначе замучаешься потом подпирать да подвязывать.

Соседи часто заглядываются на мои цветы, перенимают мои методы выращивания (ни у кого из них нет в саду такой полной коллекции растений). А ведь я только выполняю рекомендации специалистов по разведению цветов! (неужели никто не может этого сделать?) Еще должно быть соответствие климату и моим возможностям. А то некоторые восторженные романтики разведут экзотику всем на удивление! Им приятно упиваться щенячьими восторгами в "свой огород". А если заморозок? Или град? Пышные, южные, не приспособленные, как правило, гибнут, а наши северные, скромные - только ярче зацветут.

Нельзя объять необъятное!

Не изделий из теста, не кислых щей
Я люблю всем известный порядок вещей
Если ты зерно, то расти должно.
Расти ввысь, в небеса, юные телеса,
Наливая влагой тугою
Если ты река, то журчи меж скал,
Напои поля - оживет земля,
Золотою, зеленою станет и дорогою
Если ты тростник и к воде приник,
Не шуми и не рвись,
Не тебе эта высь,
Вечно кланяйся воле прибоя.
Если ты соловей - песни пой, в небо верь
И закаты встречай и восходы,
Если ты муравей - ты о близких радей,
Строй для них преогромные своды,
Если Солнце - свети, не сиди взаперти.
Согревай, вдохнови и востребуй,
Чтоб зерно росло, по реке весло
Ударяло, чтобы птицы пели под небом,
Чтобы муравьи рыли рвы свои,
Чтоб тростник шелестел над водою,
Только ты одно разобрать должно,
Кто чего в этой жизни стоит.

По законам вращенья ему
В центре мира торчать одному.

Величье надо выстрадать - гласит древняя мудрость. На чужом горбу в рай не въедешь. Взять, к примеру, мотыльков-однодневок: взлетевши ввысь волею судьбы, бездумно кружась в неистовом танце, они невольно обращают на себя внимание большинства любителей прогулок на природу и даже вызывают восхищение своим белокрылым сверканием. Но стоит перепадом давления собрать даже небольшой атмосферный кулачок и слегка ударить по их юной доверчивости, как от радости и сверкания ничего не останется - любительскому взору предстанут лишь кладбища поломанных крыльев.

"Романтики мучают близких,
О высших томясь идеалах,
И призраки помыслов низких
Им чудятся в слабостях малых

И в ритме таких содроганий
Мечтают, несчастные черти,
На топливе юности ранней
Живьем прокатиться в бессмертие

Но даже беззубая челюсть
И старчества грубая плотность
Не гробят их подлую прелесть
Огонь роковой и полетность"

Кладбище крыльев... Чем манят меня эти прозрачные горы несостоявшегося полета? Может собственным удовлетворением? Никто не смеет глядеть на меня с высоты! (но на кого же мне глядеть в высоту?) Никто не должен видеть, как я прозрачна! Но я должна, превозмогая резь в глазах, взглянуть сверху в самое себя, в собственный черный квадрат! (но горе тому, чей взгляд случайно упадет туда же). Страх и надежда, белое и черное, лед и пламень, а ты торчишь посредине, дрожишь и упиваешься извечной контрастностью бытия и чувствуешь, что именно сейчас распрямишься, взлетишь и увидишь свысока всю прозрачность нелепой геометрической сути своего загадочного тела и не менее загадочной души...

"Да как же, любезный Гораций,
Нам не висеть меж надеждой и страхом?
А волны свободно плавающей тревоги?
А переживания стихийного тела?
А способность любить прекрасное
Самым постыдным образом?...

У меня отвращение к жизни
Не ко всей, лишь к моей единственной.

Воля моя истлела... Пусть мои прекратятся чувства.
Знаешь, как я устроен, что все мои чувства -
Поток непрерывных видений, созвучий картин,
Раскаленно вонзаемых в мозг - наподобие терний..."

И постепенно день за днем бледный, грустный, трогательный до слез курган вчерашнего любовного танца прорастет вновь, но уже завтрашней жадной зеленью, молча пожирая чужие несостоявшиеся надежды, рождая при этом свои будущие реалии.

"Это мы на природу напялили маску бессмертия,
От которой при мысли о смерти - страшнее сто крат!
Пусть отсохшую веточку лижет и кружит и вертит
Краснощекий огонь - это вовсе не смерть, а возврат."

Потому-то в саду моем в жаркое, грозовое лето распускается больше крупных и ярких цветов. Солнце палит их лучами, зелень чернеет, земля трескается, сушь скручивает листья - даже сорняки гибнут - а бутонов на моих растениях видимо-невидимо, будто хотят обмануть саму природу-мать. И тут налетает гроза: вселенский грохот сотрясает иссушенное тело земли, освещая свой разбой накопленным в бездействии электричеством, и нежданные, скользкие, холодные потоки начинают струиться по нечесаным волосам моих измученных жарой питомцев, разбирая их на пряди, срывая слабые и торчащие, заставляя содрогаться при каждом взрыве, каждом ножевом ударе молнии, каждом новом мощном потоке струй! И наступает момент, когда самые крепкие и густые, самые жизнестойкие начинают менять кожу, превращаясь из серой пыли в изумруд. И когда великая сила небесного водоворота будет на исходе, на изумрудном лице их начинают один за другим вспыхивать огненные и снежные, темные и солнечные сгустки! Это напоенная и взбудораженная земля дала серой поросли силы расцвесть. Те, что слабей и нежней, смешались с чернотой земли и, казалось, отдали почве навсегда свое тело, но пройдет день-другой, и они , постепенно поднимая избитые перышки, прогрызая сквозь корку, образованную дождевым потоком, неожиданно поворачивают к небу свое измученное изумрудное лицо.

Зубки острые, мысли звездные,
Как в одной голове умещаетесь?
Зубки острые - все кусать да рвать
Да побольше кусок - заглоти едва
Мысли звездные - в небо глядючи
Нету проку в вас, не прокормите,
Не дадите мне силу могучую -
Только страсть разожжете кипучую.
Та кипучая страсть потечет рекой
Ветхий камень сметет водопадами
И не плыть вам больше спокойной водой
Все отправитесь в круги адовы
И кружась в жерновах, изрыгая крик -
Поднимите вверх очи впалые,
Ты же мохом порос, ты уже старик,
Пусть омоет тебя кровь алая!
Пальцы скрючены протяни в небеса,
Ухвати млечный путь и открой глаза -
И взлетишь ты ввысь, в даль непознанную!
И проплачешь вниз мысли звездные!

Красоту надо заслужить! После этой великой чистки сад и правда становится царский - только фонтанов не хватает.

Когда-то одной из любимых царских забав служил фонтан-Шутиха. Шутихой звался незаметно сидящий в маленькой будочке человек. Любители острых ощущений ходили по телу мертвого фонтана и ждали сюрприза. Постепенно бдительность "любителей" ослабевала - тут-то Шутиха и поворачивала рычаг! Раздавался сладостный пронзительный визг. Люди бежали от Шутихи, ошарашенные, сверкали мокрыми волосами. Их впитавшая влагу одежда липла к бедрам. А вновь оживший фонтан искрился на солнце и, казалось, смеялся над людским простодушием. Быстро обсохнув под жарким летним солнцем, люди вновь нарушали покой молчащего фонтана и снова, как завороженные, ждали... Ведь о намерении Шутихи повернуть рычаг никто никогда не узнает!

Никто никогда не узнает,
Где храню ключи от ларцов души и тела
(но если я захочу...)
Никто никогда не узнает,
Как остры мои мечи, когда пускаю их в дело
(но если я заточу...)
Никто никогда не узнает
Где та ось стучит, что в телеге колеса вертела
(но если я раскручу...)
Никто никогда не узнает,
Кто тот кукольный чин, что за ниточки дергает смело
(но если я закричу...)
Кто там пискнул: "Я выше торчу!" - настучу!
Захочу - заточу, раскручу, закричу -
Я добра вам хочу!
(лишь молчащего проучу!)

Порой удивляешься, как просто и одновременно сложно устроена жизнь. Она как табло железнодорожного вокзала - легко ответит на вопрос - где и когда? Человек спрашивает, табло отвечает. Выбор за вопрошающим. Здесь и сейчас можно сесть только на один поезд, в один вагон и на одно конкретное место. И застучат колеса, закрутятся кадры киноленты, защелкают, сменяя один другим. Каков следующий? Дернешь киноленту с жадным любопытством - и белый кадр сменится черным.

Поезд скрылся за горизонтом. За смотровым стеклом его случайного, вечно сомневающегося пассажира, мелькают бело-черные километровые столбы. Дюжина столбов - остановка - черный или белый полустанок со всеми превратностями погоды, с черно-белым пейзажем за окном.

Сойди на моем полустанке. Стань моим гостем. Насладись моей коллекцией цветов. Полюби температурные контрасты моего импровизированного душа. Вздрогни от колючих веток моих розоцветных. Покрутись до дурноты на моей чертовой карусели. Взамен отдай самое дорогое - твои слезы, твои надежды - это станет лучшим цветком моей коллекции. Поверь, я сумею его вырастить.

"Любови к нам - такое множество,
И времени - такая бездна,
Что только полное ничтожество
Проглотит это безвозмездно."

Использованы стихи Юнны Мориц (без кавычек стихи автора описаний)